Пограничное расстройство личности — шаткое состояние психики между нормой и отклонением

Катя работает программистом и уже долгое время живет с диагнозом «пограничное расстройство личности» (ПРЛ).

Его суть заключается в «шаткости» настроения: у людей с ПРЛ могут быть вспышки злости, неконтролируемые эмоции, перепады от ярости до неимоверной любви за короткое время. У них же отмечаются и проблемы с самовосприятием и целями.

Ведущее чувство, которое сопровождает их все время, — постоянное ощущение пустоты. Люди с ПРЛ склонны к саморазрушающему поведению и суицидальным попыткам.

Катя рассказывает, что часто ее эмоции «скачут туда-сюда» и продолжает: «На меня все знакомые смотрят как на сумасшедшую, потому что я могу сначала рыдать и убиваться, а потом сказать: “О, печеньки, пойдем есть”. И так снова.

Меня очень легко выбить из колеи, сейчас я лечусь и давно хожу на терапию, поэтому полегче, а раньше у меня были вспышки гнева, когда я могла “взорваться” и орать на людей почти без причины. У меня есть проблемы с определением себя, то есть я часто не могу понять, кто я такая. У меня меняются планы, идеи, восприятие себя, самооценка.

Все неустойчивое. У меня включается паранойя во время стресса, часто случается диссоциация: могу выпасть среди разговора, вернуться и понимаю, что я не помню, что мне человек говорил три минуты, потому что я была непонятно где. В общем, это нестабильность во всем, в чем она может быть.

В отношениях нестабильность, естественно, из-за эмоциональных перепадов: ты то любишь людей, то ненавидишь их. Постоянно какие-то крайности, из них очень сложно выходить».

Пограничное расстройство личности — шаткое состояние психики между нормой и отклонением Коллаж: Анна Сбитнева

В России существуют проблемы с постановкой и пониманием этого диагноза. Дело в том, что основной документ, с помощью которого врачи разных специальностей, в том числе и психиатры, ставят диагнозы, — это МКБ-10 (международный классификатор болезней 10-го пересмотра).

Он уже порядком устарел, так как действует с 1989 года. На МКБ-11 (более современную версию) мы перейдем только к 2025 году.

При этом в США такой документ называется DSM-5, он описывает исключительно ментальные расстройства и их симптоматику и отличается большей корректностью и инклюзией, то есть принятием, в сторону пациентов.

Врач-психотерапевт Владимир Брылев объясняет: «МКБ-10 не содержит диагноза ПРЛ, рассматривает диагноз эмоционально-неустойчивое расстройство личности, подразделяя его на импульсивный и пограничный типы. Отчасти это обосновано, так как позволяет более детально подойти к лечению этих пациентов.

В МКБ-11, скорее всего, вообще будет отсутствовать разделение личностной патологии на конкретные диагнозы, привычные нашему слуху по названиям радикалов/черт (истерические, нарциссические, шизоидные и т. д.). Однако одним из критериев, выраженность которого в баллах будут оценивать у каждого пациента с расстройством личности, будет паттерн пограничности.

Диагностические критерии ПРЛ на данный момент лучше всего описаны в DSM-5».

Обычно диагноз «пограничное расстройство личности» ставят в 18 лет. Дело в том, что именно к этому возрасту закрепляются пограничные черты личности и ее структура.

Владимир Брылев объясняет, что такие особенности проявляются и раньше: «Сами пациенты с ПРЛ ощущают свою гиперчувствительность в сфере эмоций, чувство нестойкости своей идентичности, уже с возраста пяти-шести лет, а иногда и с рождения.

Пограничные черты личности, такие как чувство внутренней пустоты, сложность в контроле своих эмоций, болезненное отношение к критике и непринятию, подозрительность, суицидальность, импульсивность и зависимость, как правило, становятся очевидными для окружающих где-то с возраста 13–15 лет, когда на фоне полового созревания наблюдается ярчайший подростковый кризис. В этом возрасте социальное, прежде всего, школьное окружение начинает реагировать, что часто проявляется буллингом».

Пограничное расстройство личности — шаткое состояние психики между нормой и отклонением  Владимир Брылев, врач-психотерапевт

Так было и у Кати. Она рассказывает, что с 14 лет начала замечать за собой первые проявления, но потом все становилось только хуже. В 24 года она пошла к врачу, что, по ее мнению, было поздно: «Я обратилась к специалисту, когда мне было совсем плохо — я лежала дома и ничего не могла делать.

Мне кажется, это началось лет с 14, но постепенно все стало хуже и хуже с какими-то проблесками. У меня были очень абьюзивные родители, и когда я в 18 лет от них уехала, эйфории хватило на пару лет, и было полегче, потом снова хуже. В 24 года я уже осознала, что так не могу. Эмоциональная нестабильность идет все время фоном.

Несколько раз я очень жестко ругалась с людьми, потом мне было дико стыдно, но на тот момент я еще не понимала, что со мной что-то не так. Когда я перестала жить с родителями и мне стало эмоционально свободнее, тогда у меня началась вот эта жесть.

Меня люди боялись, мои сверстники, знакомые [переживали], что я взорвусь, что-то скажу и тому подобное. В 24 мне поставили депрессию и безуспешно пытались лечить от нее. Когда мне было 27, я пошла в новый медицинский центр, где мне поставили пограничное расстройство.

Сначала подозрение на пограничное расстройство, а потом два врача сказали, что это не просто депрессия, а именно оно. Потом отправили меня на диалектико-бихивиоральную терапию, после которой я почувствовала какой-то эффект».

Диалектико-бихивиоральная терапия (ДБТ) — один из видов психотерапии, который доказал свою эффективность в лечении ПРЛ в контролируемых клинических испытаниях — наиболее строгом типе клинических исследований.

Суть терапии заключается в том, чтобы обучить людей поведенческим навыкам, направленным на общие симптомы ПРЛ, о которых мы говорили выше. Эти навыки включают в себя внимательность, межличностную эффективность, регулирование эмоций и терпимость к деструктивному стрессу.

Этот метод разработала психотерапевт Марша Линехан, которая сама страдала от пограничного расстройства.

Как отмечает Владимир Брылев, в случае с пограничным расстройством медикаментозное лечение служит основой для успешной психотерапии: «Как и любое расстройство личности, ПРЛ не лечится лекарствами, но при этом примерно до 70% этих пациентов нуждаются в симптоматическом лекарственном сопровождении.

Как правило, это если превалируют депрессивные переживания, то это терапия антидепрессантами, если превалирует клиника нестабильного настроения, то есть выраженные перепады настроения, то это могут быть нормотимики, которые работают при вспышках яркой злости.

Если клиент сообщает о выраженной тревоге или поведенческих нарушениях, то здесь хорошо идут нейролептики второго поколения. Но это только бэкграунд, который подравнивает биологическую основу симптоматики.

Метод выбора в психотерапии ПРЛ — ДБТ (DBT) по Марше Линехан — это сложнейший метод, который связан с тем, что он требует как этапа личной терапии, так и этапа групповой психотерапии с определенного момента, но начинаем мы всегда с личной терапии. В любом случае комбинированное лекарственное и психотерапевтическое лечение продолжается довольно длительный период времени.

При этом нужно учесть, что пациентам с ПРЛ зачастую трудно удерживаться в терапии, соблюдать рамки. При этом срывы и неудачи, неизбежные в работе с этой сложной личностной патологией, переживают очень тяжело. Когда мне успешно удавалось работать с пограничными пациентами, добиваясь стойкой личностной динамики, терапия занимала период значительно больше нескольких лет».

Пограничное расстройство личности — шаткое состояние психики между нормой и отклонением Коллаж: Анна Сбитнева

Катя рассказывает, что для нее ДБТ был эффективным способом понимания себя и преодоления симптомов расстройства: «В ДБТ есть набор каких-то упражнений: как переживать кризисные ситуации, как справляться с дистрессом, как устраивать межличностные отношения.

Мы по блокам проходили небольшую теорию, изучали упражнения, нам давали на дом делать эти упражнения и говорили: “Пытайтесь встроить их в свою жизнь, чтобы в соответствующих ситуациях вспомнить про эти штуки”.

Не могу сказать, что у меня все запомнилось, но после этого я начала замечать, что свои вспышки гнева успеваю остановить еще до того, как я их вылью на людей. Часто эмоциональные переживания удается, условно говоря, наблюдать со стороны и поэтому меньше в это погружаться и проще переносить.

Большая часть эмоциональных перепадов стала помягче. То есть мне еще далеко, наверное, до нормального состояния, но сейчас стало жить нормально. Мне стало легче [справляться] со своими эмоциями и взаимодействовать с людьми получается лучше».

Одна из важных и ярких частей жизни, которую затрагивает пограничное расстройство, — личные отношения. Владимир Брылев рассказывает, что в этой сфере перепады настроения и эмоций прослеживаются особенно остро: «Заход в роман у этих людей может быть достаточно импульсивный, яркий, как падение в бездну.

Стремление обаять партнера, сильные чувства, тотальная зависимость возникают даже не в силу манипулятивности, а в силу того, что они действительно базово крайне сильно боятся одиночества. То есть понимание собственной идентичности у них нарушено с самого начала, поэтому сверхзначимость отношений для себя они понимают достаточно хорошо.

Опасность их именно в том, что, попадая в любые отношения, они готовы сильно вложиться. Для них степень значимости отношений настолько велика, что они платят за вход в них практически любую цену. Они действительно крайне легко обожествляют партнера, делают все необходимое, чтобы этому человеку понравиться (в этом они схожи с нарциссическими личностями).

Но в дальнейшем их ожидает катастрофизируемое разочарование, партнера ожидают очень нестабильные амплитудные отношения, полные взаимных обид и манипуляций.

Читайте также:  Что делать если у ребенка развивается ацетонемический синдром? причины и рекомендации по лечению

Там весь спектр удовольствий, начиная от тотального контроля, истерик по поводу мнимой брошенности, коктейля из ревности и обид, требований, обесценивания, огромного перечня несоответствий, которые срочно нужно устранить, из достаточно искусственного вменения чувства вины/стыда.

Коктейль из внезапного разрыва отношений, бегства из вашей жизни и возвращения туда, перемен настроения, которые могут случаться несколько раз в течение часа. Различные демонстративные самоповреждения и, что хуже, — реальные суицидальные попытки, эпизоды различных зависимостей от психотропных веществ, измены, то есть полный набор переживаний в зависимых/созависимых отношениях, и по типу абьюза».

Пограничное расстройство личности — шаткое состояние психики между нормой и отклонением Коллаж: Анна Сбитнева

Но важно отметить, что человек с ПРЛ и его партнер страдают в одинаковой степени. Владимир Брылев продолжает: «Чтобы сейчас не рисовалась картинка абьюзеров, нужно понимать, что в близких отношениях люди с пограничным расстройством личности страдают абсолютно наравне с партнером.

Все происходящее в этих отношениях, включая свои эмоции, для них абсолютно не контролируется. Чувство возможной брошенности переживается ими как реальная угроза, различные диссоциативные симптомы ощущаются на самом деле: сверхценные идеи ревности, параноидный страх, что партнер изменит, абсолютно для них реалистичен.

Попытки самоубийства встречаются в 50 раз чаще, чем в среднем в популяции, потому что в такие моменты им крайне плохо. Эпизоды грусти, смешанные со злостью, для них так же мучительны, как для вас, что вы проживаете их вместе с ними, находясь в отношениях с ними.

Все это сопровождается крайне неустойчивой самооценкой, импульсивным, часто диссоциально-маргинальным поведением, приступами самоповреждающего поведения, попытками снизить тревогу алкоголем и психоактивными веществами, а также расстройствами пищевого поведения (чаще булимия и приступообразное переедание).

Фраза Ганнушкина, который говорит, что пациенты с личностными расстройствами — люди, которые не только мучают окружающих, но прежде всего, самих себя, именно для ПРЛ абсолютно действительна. Они правда сильно страдают».

Катя, рассказывая про личные отношения, отмечает, что у нее сейчас эмоциональные качели стали слабее. При этом честно признается, что человека, с которым у нее были отношения, она либо боготворит, либо он откровенно ее бесит.

Терапия помогает Кате контролировать себя и эмоции: «Я первое время в отношениях тоже веду себя довольно аккуратно и холодно. Я стараюсь всеми силами не привязываться к человеку.

Только если я понимаю, что, по моему мнению, человек хороший, то тогда я могу расслабиться, отпустить себя и, не знаю, пойти на поводу у чувств. Иногда да, забываю, что у меня с чувствами не все в порядке. Но, мне кажется, я этому научилась недавно, точнее — стала так делать.

Просто из-за того, что раньше у меня это гораздо быстрее было: познакомился, влюбился и все уже: на всю жизнь. После нескольких таких “на всю жизнь”, ты понимаешь, что надо как-то поаккуратнее быть».

Часто в глазах окружающих люди с ПРЛ выглядят неуравновешенными, нестабильными, чересчур эмоциональными. С ними сложно, поэтому близким иногда легче всего осудить их и отвернуться, потому что человек как бы не способен контролировать себя. Но такое осуждающее поведение — часть стигмы, которую ежедневно мы накладываем на людей с особенностями.

Важно понимать: то, что мы видим внешне — перепады, вспышки агрессии, безграничная требовательная любовь/зависимость, — лишь часть расстройства. Внутри самого человека происходит гораздо больше, и все это сопровождается постоянными страданиями, гнетущим чувством одиночества и пустоты.

Владимир Брылев отмечает, что стигма в отношении этих людей действует разрушительно: «Чем опасен ПРЛ для человека с этим заболеванием, их начинают считать банальными маргиналами, сексоголиками, алкоголиками, наркоманами. Их стигматизируют как социально неадекватных личностей.

Второй вариант: им присваивают ложный диагноз, например биполярное, истерическое, шизотипическое расстройство, который не позволяет в полной мере их терапевтировать медикаментозно, психотерапевтическими методиками, поэтому здесь стигма может быть двояка: первая чисто социальная, не связанная с диагнозом, а второй вариант — это присвоение биологического стигматизирующего диагноза, не позволяющего человеку взять ответственность за то, что происходит, и реально начать лечиться, что в случае ПРЛ прежде всего означает психотерапевтическую работу над собой».

Иллюстрации: Анна Сбитнева

Пограничное расстройство личности — симптомы и лечение

Психотерапия — главный способ лечения при данном расстройстве. Лечение должно быть основано на потребностях пациента в большей степени, чем на стандартах установленного диагноза.

Лекарства целесообразны при терапии сопутствующей патологии, такой как тревожное расстройство или депрессия.

Краткосрочная госпитализация не показала своей эффективности по сравнению с амбулаторной психотерапией и непосредственной помощью в социализации.

Долгосрочная психотерапия в настоящий момент — это средство выбора для лечения ПРЛ. Ниже представлены несколько методов, расположенных в порядке уменьшения степени изученности их влияния на течение расстройства.[24]

  • Диалектическо-поведенческая терапия (Dialectical Behavioral Therapy, ДПТ)[25]

Период лечения — один год и более.

ДПТ является адаптацией методов когнитивной и поведенческой психотерапии, направленных на редукцию (уменьшение) симптомов ПРЛ, включая суицидальное поведение и парасуициды.

Главный терапевтический фактор при этом подходе — необходимость принимать пациентов такими, какие они есть, в то же время побуждая их к внутренним изменениям и обучая конкретному поведению.

Принятие в ДПТ основывается на признании врачом с дальнейшим разъяснением пациенту его текущих эмоций, суждений и поведения. Это называется валидацией.

В какой бы форме ни осуществлялась валидация, пациент всегда понимает её содержание одинаково: «ваши мысли и чувства приемлемы, вы имеете на них право». Пациентов активно обучают эмоциональной регуляции, социальной эффективности, навыкам борьбы со стрессом, целеполаганию и самоконтролю.

  • SET-UP (Support, Empathy, Truth, Understanding, and Perseverance)[26]

Система SET-UP развивалась как структурированная основа для психотерапевтической работы с пограничными больными в период кризиса. В такие моменты общение с ними существенно затрудняется тремя основными эмоциональными состояниями: тоскливо-тревожное одиночество, ощущение разобщённости и непонимания окружающими, подавляющее представление о собственной несостоятельности.

Аббревиатура «SET» переводится как «поддержка, сочувствие, правда» и обозначает систему коммуникации, состоящую из этих трёх частей. А аббревиатура «UP» расшифровывается как «понимание и настойчивость» и указывает на цели, к достижению которых стремятся все участники коммуникации.

Утверждение, представляющее Правду или Реальность, подчёркивает то, что пограничная личность несёт ответственность за свою жизнь, и попытки других помочь не могут её заменить. Правда признаёт существующие проблемы и обращается к практической и объективной стороне: «Как её решить?», «Что ты будешь с этим делать?».

  • Лечение с опорой на ментализацию (Mentalization-based treatment, МВТ)[27]

МВТ представляет собой структурированное лечение. В данном подходе чётко обозначена общая продолжительность лечения (12-18 месяцев) и время каждой сессии. MBT проводится в индивидуальном и групповом формате. Целью вмешательства является повышение уровня осмысленности собственных действий, эмоций, потребностей и жизненных целей. Преодолевается так называемое «когнитивное спутывание».

Эффективность данного метода подтверждена американским психологом Джеффри Янгом.[28]

Схематерапия основывается на нескольких направлениях психотерапии: когнитивно-поведенческая терапия, психоанализ, теория объектных отношений, теория привязанностей, гештальт-терапия.

Ядро методологии схематерапии – работа с так называемыми ранними дезадаптивными схемами (РДС).

РДС — это способ восприятия действительности, который сформировался в детском возрасте под влиянием травматических событий или плохого обращения и активируется в течение всей жизни, если возникает некоторая схожесть обстоятельств с событиями детства.

Схематерапия нацелена на то, чтобы помочь пациенту идентифицировать свои схемы, осознать источник эмоций, возникающих при активации схемы, пережить эти эмоции и найти способы иначе реагировать на события, активирующие схему.

  • Психотерапия, сфокусированная на анализе переноса (Transference-Focused Psychotherapy (TFP))[29]

Метод основан на модели объектных отношений при пограничном расстройстве личности О. Кернберга. TFP — форма психодинамической психотерапии с пошаговой инструкцией, специально разработанной для лечения ПРЛ.

Интерпретация переноса — ключевой момент терапии и терапевтических изменений, но это один из многих элементов лечения данного подхода.

Систематический обзор 2010 года в «Кокрейн» («Cochrane» — международной организации, изучающей эффективность технологий здравоохранения) обнаружил, что не существует лекарств, эффективных для лечения базовых симптомов ПРЛ, таких как чувство хроническое эмоциональное опустошение, расстройство идентичности и заброшенность (одиночество).

Однако авторы вышеупомянутого обзора обнаружили, что некоторые лекарства могут изолированно влиять на симптомы, ассоциированные с ПРЛ. Было доказано, что Галоперидол снимает приступы агрессии, а Флупентиксол снижает вероятность суицидального поведения. Одно из исследований показало, что Арипипразол может уменьшать выраженность проблем в отношениях с другими людьми и импульсивность.

Соли Вальпроевой кислоты могут редуцировать (ослабить) симптоматику депрессии, межличностных проблем и гнева. Ламотриджин ослабляет импульсивность и гнев.

Из антидепрессантов свою эффективность доказал лишь Амитриптилин. Кроме того неожиданно выявлено, что Омега-3 жирные кислоты снижают депрессию и тенденцию к суицидам.[24]

Читайте также:  Почему болят ноги ниже колен: причины появления боли спереди, сзади, сбоку

Пограничное расстройство личности, симптомы, причины, диагностика, лечение

Пограничное расстройство личности (а сокращенно ПРЛ) – на сегодняшний день всё чаще встречается среди детей. Патогенез психопатии данного вида обычно сопровождается наличием комплекса неблагоприятных факторов.

Распознать заболевание данного типа в быту довольно сложно. Зачастую, его путают с нарциссизмом или просто дурным характером индивида, так как поведение «пограничников» может отличаться крайней степенью непредсказуемости и истеричности, также склонностью к манипуляциям.

Например, они признаются партнеру в любви, а спустя пару часов уходят «навеки», могут искренне сочувствовать кому-то, а потом ударить. Также пациентам данного типа очень свойственно постоянно нарушать границы других людей, перекладывая на них свои проблемы, и избегая ответственности.

Рассмотрим симптоматику пограничности более подробно.

Симптомы пограничного расстройства личности (ПРЛ)

Основное симптоматическое отличие данного вида расстройства – это продолжительное аномальное поведение больного.

В то время, как при многих иных психопатиях периоды нестабильности чередуются с ремиссией, то в случае с ПРЛ пациент ведет себя деструктивно в течении долгого периода времени. В поле психологических аномалий лежат такие проявления, как:

  • агрессивное поведение, ведущее к проблемам в отношениях,
  • неустойчивый эмоциональный фон и неадекватное представление о себе,
  • высокая тревожность,
  • тотальная боязнь одиночества и перманентное чувство скуки,
  • дихотомическое мышление и переменчивое настроение, разделяющие мир только на «черное и белое» (сегодня люблю, а завтра ненавижу).

Также среди основных симптомов можно отметить: социопатию и боязнь общества, связанные с низкой самооценкой и, как следствие сепарационную тревогу (ее испытывает личность при разлуке с домом или близкими). Зачастую у пациентов проявляется опрометчивое безответственное «рискованное» поведение, крайней формой которого может являться самоповреждение или попытка суицида.

Типы спонтанных поступков, сопровождающие психические пограничные расстройства личности

В связи со сложностями в самоидентификации, отсутствием собственного мнения и склонностью к полярности страдающим ПРЛ свойственны спонтанные деструктивные поступки.

Паническая боязнь одиночества и отсутствие внутреннего стержня толкает их на связи с личностями социопатического типа, которым свойственно деструктивное поведение: азартные игры, воровство, вандализм, промискуитетные связи, наркомания. Сюда же относятся самоповреждения, о которых было сказано выше.

Одной из причин подобного бесконтрольного поведения является проблема с удержанием внутреннего импульса. Уровень импульсивности настолько высок, что человек не в состоянии его контролировать.

Чередниченко Андрей Николаевич

Главный врач сети медицинских центров «Корсаков», психиатр-нарколог

КонсультацияПолучить консультацию

Запись на приёмЗаписаться на приём

Эмоционально неустойчивое расстройство личности

В МКБ 10-го пересмотра пограничное расстройство личности определено, как «Эмоционально неустойчивое расстройство личности (F60.3)». В клиническом сообществе на территории РФ такое название применяется довольно часто и используется в связи с тем, что основной симптом, как было описано выше, проявляется в виде эмоционально неустойчивого психического состояния человека.

Патогенез ПРЛ

В патогенезе заболевания лежит неверно или не до конца сформированное внутриличностное осознание себя, иными словами «самодентификация». Пограничники с трудом осознают, как они относятся к основным сферам жизни.

У них проблемы с понятием о своем мнении, интересах, увлечениях и о своем характере в том числе. Отсюда и появилось более расхожее определение расстройства – «пограничное». В данном аспекте оно обозначает лавирование на грани между психопатией и стабильным состоянием.

Слово «пограничный» в конкретном случае означает шаткое состояние между нормой и отклонением, будто человек живет на грани между «психической болезнью» (психозом) и «психическим здоровьем».

Именно поэтому, сленговое название больных данного типа — «бордерлайнеры» (от английского выражения “border line”, что дословно переводится, как «граница»).

В классической психиатрии пограничное расстройство личности также относят к типу эго-синтонных расстройств.

Эго-синтонность подразумевает, что пациент не оценивает свое состояние, как болезненное, не критичен к нему и спокойно принимает отклонения в поведении, не считая, что они каким-либо образом ему вредят.

Более того, больной как бы «отстаивает» свой симптом, препятствуя собственному излечению в связи со сложности в идентификации собственного «я».

Причины ПРЛ

Основополагающие причины пограничного расстройства на данный момент ясно не определены, тем не менее, как и большинство иных расстройств, ПРЛ обусловлено группой факторов.

Наследственными (генетическая детерминированность), физиологическими (нарушения в работе головного мозга) и социальными факторами (низкая стрессоустойчивость и психологический травмирующий фактор).

Неблагоприятной социальная обстановка

По статистике заболеванию чаще подвержены группы лиц, подвергшиеся неблагоприятной социальной обстановке, например в семье. Сюда можно отнести:

  • трудное детство,
  • абьюзмент,
  • тиранию,
  • физическое или эмоциональное насилие в семье,
  • ранняя потеря родителей.

Стоит заметить, что среди женщин «пограничность» встречается в 3 раза чаще, чем среди мужчин.

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), как вариация неблагоприятного социального фактора, может выступать не только причиной, но и сопутствующим отдельным заболеванием, находящимся в патогенетической взаимосвязи с рассматриваемым диагнозом.

Детская хроническая эмоциональная травма может способствовать развитию ПРЛ, но в редких случаях она является единственной причиной. Личностные качества, отвечающие за способность справляться со стрессовой ситуацией в данном аспекте также играют большую роль.

Здесь же стоит отметить, что по статистике травма, полученная в детстве (особенно до 10 лет), намного скорее может привести к последующему расстройству, нежели полученная в более взрослом возрасте.

Также ученые отмечают, что ситуации не связанные с прямым насилием, такие как стихийные бедствия или катастрофы реже ведут к развитию посттравматического синдрома.

Физиология

Другая группа факторов рассматривает возможной причиной развития заболевания – нарушения в работе нейронных мозговых связей, а именно деструкцию функционирования фронтально-лимбических нейронов

Наследственность

Третьей значимой причиной ПРЛ выступает генетическая предрасположенность, которая обуславливает до 40 % случаев наличия данного диагноза.

Достичь в данном ключе четких показателей довольно сложно, однако согласно европейским исследованиям ПРЛ расположено на 3 месте из 10 по генетической детерминанте среди личностных расстройств.

Логично заметить, что отклонения в работе определенных долей головного мозга могут передаваться по наследству и вести к ряду психологических проблем, развитие которых усугубляется социальным фактором. Большинство исследований показывают, что чаще всего пограничность передается от матери.

Пограничное состояние психики в психиатрии и степени тяжести расстройств личности

В клинической психиатрии традиционно выделяют три уровня расстройства психики:

  • Невротический. Сюда относятся неврозы различного характера, подразумевающие под собой обратимые временные состояния, поддающиеся лечению.
  • Психопатический уровень. В его плоскости лежат расстройства личности, включающие в себя аномалии характера различного патогенеза или болезненные изменения его черт, сделать с которыми ничего нельзя, так как они относятся к личностной структуре индивида.
  • И наконец, самое глубокое поражение психики проявляется на психотическом уровне. Сюда относятся такие проявления, как бред, галлюцинации, сумеречное сознание.

В современном же психоанализе выделяют 4 уровня отклонений. Между состоянием психоза и невроза условно расположен как раз «пограничный уровень», называемый также пограничное состояние. Под пограничным состоянием может подразумеваться, как само расстройство, так и обозначение уровня поражения психики.

Как достоверно определить пограничное расстройство личности (ПРЛ)

Пограничное расстройство личности крайне трудно поддается диагностике и дифференциации, так как обладает высоким уровнем коморбидности, другими словами идет в сочетании с большим количеством сопутствующих расстройств.

Например, паническое тревожное, пищевое, биполярно-аффективное расстройства, синдром дефицита внимания, социопатия и так далее.

В связи с вышеперечисленным, пациенту приходится проходить длительный диагностический процесс и специальные тесты.

Тест на выявление пограничного расстройства личности ПРЛ

Одним из довольно популярных инструментариев для выявления наличия психопатии являются тесты, представляющие из себя, по сути, личностный опросник. Используемый в современной клинической психологии тест на скриннинг ярких признаков ПРЛ был разработан в 2012 году группой ученых. В своей работе авторы опирались на базовые критерии дифференциации пограничного расстройства.

Опросник под их редакцией является довольно эффективном инструментом для диагностической верификации и подтверждения симптоматики. Используется как в психиатрической и общеклинической, так и в других практиках, не имеющих прямого отношения к медицине.

Сам тест состоит из 20 вопросов и предлагает испытуемому отвечать только да или нет. За каждый ответ система насчитывает определенное количество баллов. Вероятность диагностики ПРЛ появляется в случае, если отвечающий набрал более 25 баллов.

Лечение пограничного расстройства личности (ПРЛ)

Чередниченко Андрей Николаевич

Главный врач сети медицинских центров «Корсаков», психиатр-нарколог

КонсультацияПолучить консультацию

Запись на приёмЗаписаться на приём

Как и большинство других психических отклонений, пограничное расстройство не лечится в домашних условиях и требует комплексной профессиональной терапии, включающей, как медикаментозное лечение (прием антидепрессантов и нейролептиков), так и психотерапевтическое. И только психиатр, зачастую в тандеме с клиническим психологом, могут грамотно разработать эффективный курс лечения.

Медикментозный курс разрабатывается в соответствии с индивидуальными особенностями организма больного и включает в себя следующие лекарственные группы:

  1. Селективные ингибиторы направлены на профилактику депрессивных эпизодов и снижение тревожных/панических/ пограничных состояний.
  2. Стабилизаторы настроения.

    Одно из наиболее популярных средств- Ламотриджин. Используется также для нейтрализации депрессивного синдрома, лабильности в настроении и импульсивности.

  3. Атипичные нейролептики.

    Сейчас уже разработано 2 поколение препаратов данного кластера, которые хорошо зарекомендовали себя в нейтрализации симптомов когнитивной сферы, таких как: агрессия, искажение восприятия реальности, паранойя, дихотомия мышления и дезорганизация.

    Что касается группы бензодиазепинов и стимуляторов, то они используется в современной терапии крайне редко в связи с высоким риском возникновения зависимости и соответственно передозировки.

Читайте также:  Что будет, если выпить клей ПВА: последствия для человека

Таким образом, основная задача лекарственной терапии при пограничном расстройстве личности – это снижение яркости симптоматики и облегчение общего состояния пациента.

Стоит отметить, что именно ПРЛ труднее всего поддается лечению в связи с эго-синтонностью пациента, которую мы рассмотрели выше. Именно пациент с ПРЛ труднее всего поддаются какой-либо терапии в силу ригидных особенностей психики и четкого убеждения, что с ними все в целом нормально.

Тем не менее, если говорить о Селективные ингибиторы то наиболее действенным методом в современном клиническом сообществе считается диалектическая поведенческая терапия (ДПТ), одна из разновидностей когнитивно-поведенческой терапии (КПТ).

В рамках лечения пациента учат смотреть на проблему с разных точек зрения и по-разному оценивать причинно-следственную связь.

В связи с удовлетворенностью своими симптомами и ригидностью «пограничники» с трудом поддаются лечению, поэтому психотерапевтический процесс может быть длительным.

Чаще всего от взаимоотношений с больными ПРЛ больше всего страдают родственники, поэтому другой параметр, над которым работает специалист, это социализация и адаптация больного, направленные на проработку основополагающих жизненных навыков и выработку адекватного ситуации поведения. В психиатрии техники этого типа называются STEPPS (System Training Emotional Predictability & Problem Solution) и в переводе означают Системный тренинг по эмоциональной предсказуемости и решению проблем.

Одним из хорошо зарекомендовавших себя методов считаются медитативные техники, направленные на обучение человека контролю за своими эмоциями и умению расслабляться.

Другим действенным методом при работе с психотравмирующим фактором считаются гельштат техники, в процессе которых пациент возвращается в стрессовую ситуацию и смотрит на нее с другой стороны, перестраивая сценарий либо отыгрывая его заново. Задача специалиста в данном аспекте – убрать негативный эмоциональный заряд из воспоминания.

Что такое пограничное расстройство личности?

Подростки, застрявшие в теле страдающих, но ярких и одаренных взрослых — людей с пограничным расстройством личности часто обесценивают титулом «скверный характер». При этом ПРЛ — тоже своего рода enfant terrible в большой психиатрии.

Это расстройство путают с другими, в том числе с биполярно-аффективным, нарциссическим и постравматическим. Ежедневно «пограничник» воюет с бурей эмоций и состояний.

К этому присоединяются саморазрушительные и импульсивные симптомы — людям с ПРЛ ничего не стоит лихо прыгнуть за руль пьяным, истратить все семейные сбережения за неделю, угодить в наркотическую зависимость. По тяжести ПРЛ уступает разве что психозам.

В толковом словаре «пограничником» обозначают военнослужащего, который охраняет границы между странами. Воспользуемся этой метафорой, чтобы понять, о какой «границе» идет речь в случае с ПРЛ.

Впервые термин «пограничный» ввел психоаналитик Адольф Штерн в 1938 году. Он описал пациентов, которые не относятся ни к «невротическим», ни к «психотическим» и чье состояние как бы «стабильно нестабильно».

Эти люди плохо поддавались терапии, в 1950-х им ставили уже «псевдоневротическую шизофрению».

Впервые такой диагноз озвучили ученые Пол Хох и Филипп Полатин — их озадачило, что пограничные пациенты бо́льшую часть времени демонстрируют невротические симптомы, но иногда регрессируют до психотических.

Позже невролог и психиатр Рой Гринкер описал «пограничный синдром» и его критерии: проблемы идентичности, зависимые отношения, дефицит саморегуляции. И только в 1975 году психиатр и психоаналитик Отто Кернберг предложил термин «пограничная организация личности», расположив его на рубеже невротического и психотического уровней.

Психоаналитический подход к диагностике личностной организации и лег в основу описания пограничного расстройства современной американской классификации DSM-5.

Пограничный уровень развития личности

У личностей с пограничной организацией искажено восприятие реальности, особенно в ситуации сильного стресса. Они используют незрелые защиты (например, отрицание), им трудно сформировать полноценный образ себя и окружающих, их собственное «Я» нестабильно. Психоаналитик Отто Кернберг добавлял к этому неспособность переносить тревогу и сдерживать импульсы.

Пограничный уровень развития гораздо шире, чем пограничное расстройство, и может охватывать как нормальное, так и патологическое поведение. Это не диагноз и не заболевание.

Пограничное расстройство личности

ПРЛ — это патология, которая приводит к нарушению функциональности во всех сферах жизни: построение отношений, регулирование эмоций, мыслительные процессы, адекватное восприятие себя и окружающих, способность чувствовать себя частью сообщества.

Пограничное расстройство возникает, когда присутствует стойкий паттерн нежелательного поведения. Люди с ПРЛ испытывают вовсе не ту смену настроений, которая «бывает у всех», а перепады на огромных скоростях — от эйфории до отчаяния. И все это с разницей от нескольких часов до пары дней. То же самое касается приступов гнева, тревоги и депрессии.

«Пограничники» всеми силами избегают реального или воображаемого одиночества, что часто приводит их в силки абьюзивных союзов. Другой сценарий — отношения, которые они разрушают сами — из страха быть брошенными. Это приводит к еще бо́льшим мукам.

Как правило, у них напряженные отношения со своим телом — кто-то компульсивно переедает и зарабатывает расстройство пищевого поведения, а кто-то — наносит себе увечья или копит суицидальные мысли. При этом пограничные люди говорят, что самоповреждения приносят им облегчение — физическая боль как бы отвлекает от душевной, выдержать которую подчас невозможно.

Как получаются люди с ПРЛ?

Многие специфические черты расстройства — когнитивные искажения, путаница с идентичностью, неуправляемый гнев и агрессия — могут иметь генетические корни.

Марша Линехан, создательница диалектической поведенческой терапии (DBT) специально для людей с ПРЛ, считает, что некоторые изначально рождаются более чувствительными. Марша сама страдала от ПРЛ и описала его как «психологический эквивалент ожога третьей степени».

У таких людей будто нет «эмоциональной кожи»: их чувства гораздо ярче, чем у других, они интенсивнее реагируют на мир, им требуется больше времени, чтобы успокоиться.

Но пограничное расстройство можно и приобрести, если в детстве сформировался небезопасный тип привязанности, а именно — дезорганизованный. Ребенок учится регулировать эмоции и выражать желания через взаимодействие с «надежным» взрослым.

Если, например, мать проявляет жестокость или реагирует на ребенка непредсказуемо (сегодня прикрикнула — завтра приласкала), то он растет в предчувствии опасности. Ходит на цыпочках, пытается угадать настроение родителя.

Во взрослой жизни ему будет трудно понимать себя, эмоции других и мир в целом.

Чем менее стабильная среда и сильнее травмирован ребенок, тем выше риск патологии личности. Однако, справедливости ради скажем, что не всегда родители пограничных детей переменчивые или безразличные. Порой они просто обладают другим темпераментом — и не понимают, зачем ребенок от досады бьет кулаком об стену.

Расстройства личности обычно проявляются в пубертате. Но пограничные черты — чувство отверженности, полярные оценки — легко спутать с признаками переходного возраста. О более точном диагнозе говорят уже после 18 лет, в связи с чем люди с ПРЛ могут оставаться без помощи довольно долго.

Что чувствуют люди с ПРЛ?

Спросите их об этом — и скорее всего услышите сумбурный и противоречивый ответ. Дело в том, что пограничные личности, в отличие от большинства людей, не могут одновременно выдерживать противоположные чувства. Поэтому их отношения с окружающими — череда интенсивных крайностей и трагических метаний от идеализации до обесценивания: «Я ненавижу тебя — только не бросай меня».

Люди с ПРЛ как бы разобщены с собой и миром, часто испытывают хроническое ощущение пустоты. Им сложно описать себя, они подстраиваются под других людей и могут «примерять» разные идентичности. Люди с ПРЛ постоянно переживают эмоциональный шторм.

Они испытывают дефицит саморегуляции: с трудом сдерживают чувства, так как все ощущения — ужасно сильные и целиком их поглощают. И речь идет не о вспыльчивом нраве. При ПРЛ вспышки гнева и злости, приступы отчаяния настолько интенсивны и ярко выражены, что человек не в силах их остановить.

Некоторые пациенты буквально чувствуют, как «выходят из своего тела», теряют управление. В таких случаях говорят о краткосрочном диссоциативном эпизоде.

Помощь при ПРЛ

Для пограничных личностей разработана ТФП — терапия, сфокусированная на переносе. Такие люди не ощущают своей целостности, мечутся между идеализацией и обесцениванием.

Эти же реакции они переносят и на специалиста, воспроизводя с ним свои отношения со значимыми детскими объектами.

Терапевт дает этим отношениям проявиться, анализирует свои непосредственные реакции и помогает клиенту осознать искажение и научиться воспринимать и отрицательные, и положительные черты людей одновременно. Также хорошо помогает ДПТ — диалектическая поведенческая терапия.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector